Оглавление:

Предисловие: Путь к свободе. Торбен Шиффер
Предисловие: Следуя за пчёлами 

Часть 1
Путь Сохраняющего пчеловодства

1. Первая встреча
2. Цена моих ошибок
3. Накопление опыта
4. Священные рои
5. С друзьями — лучше
6. Рост и развитие
7. Стремление и поиск

Часть 2
Сохраняющее пчеловодство: Здоровые пчёлы и более добрый мир

8. Научиться понимать пчелиную семью
9. Выбор улья, который помогает пчелам процветать
10. Где располагать ваших пчёл
11. Не беспокоить!
12. Приобретение пчёл: Рои и ловушки
13. Язык пчёл
14. Вода для пчёл
15. Сажайте, как сумасшедшие
16. Кормление и сбор мёда
17. Лечение и обработка пчёл химией — Нет и еще раз Нет.
18. Если погибает матка

Эпилог: Возвращение в Бьен

Благодарности

Рекомендуемые материалы

Приложение 1. Истинная цена меда: Защита видов для медоносных пчел! Торбен Шиффер

Приложение 2. Дарвиновское пчеловодство. Том Сили

Алфавитный указатель



Предисловие: Путь к свободе

Торбен Шиффер, биолог, исследователь, кафедра экологии животных и тропической биологии Вюрцбургского университета, Германия.

Я работаю с пчёлами уже 18 лет и сначала изучал концепции и практику традиционного пчеловодства. Но с каждым годом я всё больше думаю о другом пути, который открывает мне удивительно тонкие взаимоотношения пчёл с природой. Чтобы «освободить своих пчёл», мне сначала самому пришлось освободиться от многих догм традиционного пчеловодства.

Несколько лет назад в моих знаниях и представлениях о пчёлах произошёл огромный скачок и я начал понимать насколько сильно люди мешают и препятствуют естественному поведению пчёл.

Однажды я прогуливался по засаженной деревьями грунтовой дорожке от моего дома в сторону соседской органической фермы. Солнце ярко светило сквозь ветви и листву старых яблонь. Погруженный в свои мысли, я вдруг услышал сильное жужжание. Тысячи пчёл летели высоко в небе, организуя плотное облако в 20 метрах над моей головой. Они двигались через соседский участок, направляясь в сторону моего дома. Я побежал за ними. Когда рой достиг гигантской ели, пчёлы резко повернули и направились прямо к моему дому. Я помчался туда и увидел, как около 20 000 пчёл кружат около небольшого балкона над моим крыльцом.

Прошлым летом я установил три колоды (искусственных древестных дупла, которые я назвал «Стволы Шиффера») на этом самом балконе перед окном моей лаборатории, чтобы иметь возможность наблюдать за пчёлами. Две из них пока пустовали и я ждал, когда же их найдут местные пчёлы. И вот теперь в них должна была начаться новая жизнь.

Я вбежал в дом, схватил фотоаппарат и взлетел по лестнице, в то время как тысячи пчёл прибыли к выбранному ими улью и кружили вокруг него. Я вышел на балкон, и меня окутало плотное жужжащее облако. Я как будто стал их частью, соединившись с необъяснимой силой природы. Я чувствовал единство этого роя и целеустремлённую решимость пчёл заселиться в свой новый дом.

Свободный выбор этих пчёл был таким долгожданным и волнующим! Ранее я намеренно купил несколько пчёлосемей у обычного пчеловода в рамках проекта по возвращению пчёл в дикую природу, над которым тогда работал, и этот рой вероятно вышел из моего улья, размещенного в лесу несколько недель назад.

Пчёлы, которых я купил, перед этим содержались в соответствии с правилами современного промышленного пчеловодства — им никогда не позволяли проявлять естественное поведение. У предыдущего владельца пчёлы жили в тонких деревянных ульях и служили исключительно в качестве домашнего скота, производящего мёд. Теперь же им больше не придется жить в таких неестественных условиях.

Наблюдение за эволюционными способностями и естественным поведением этой семьи наполняло моё сердце счастьем. Я испытал чувство облегчения и удовлетворения. Для меня это стало поистине важным духовным событием.

После того как пчёлы освоились, я поспешил в лес, чтобы проверить другие ульи и не мог поверить своим глазам — начался выход ещё одного роя. Я включил запись, и на кадрах видно, как я с энтузиазмом разговариваю с пчёлами, направляя их и предупреждая: «Если вы переместитесь на другое дерево, я вас потеряю!»

Пчёлы начали вытекать из летка́ (входного отверстия улья). Они были подобны постоянному энергичному потоку воды, который мгновенно испарялся в солнечном свете. Еще одно огромное облако бесчисленных жужжащих стремящихся к свободе медоносных пчёл приглашало меня снова стать свидетелем их поистине захватывающих способностей, отточенных до совершенства за миллионы лет.

Но с этим роем что-то было не так. Облако пчёл не покидало лес и не продолжало движения к моему дому. Довольно быстро весь рой вернулся к улью, облепив его и окрасив в тёмный цвет множеством пчелиных тел. Их жужжание постепенно стихало, и всё в них выражало беспокойство.

Тут я заметил горстку пчёл, лежавших в траве прямо перед ульем. И вот она: королева-матка, лежащая в пыли, неспособная летать, но тщетно пытающаяся подняться в воздух и последовать за своими дочерьми в их новый дом. Эта трагедия, разыгрывающаяся на моих глазах, была следствием одной из многих неестественных практик традиционного пчеловодства. Промышленные пчеловоды часто подрезают матке крылья — приём, призванный предотвратить роение, так как семья никогда не покинет свою королеву. Покалеченное грубой технологией, это прекрасное создание никогда больше не сможет летать, как и её семья, преданная заботе о ее благополучии.

Я поднял приземлившуюся матку, которая сразу постаралась выбраться у меня между пальцев. Один раз ей это удалось, она попыталась взлететь и снова упала в траву. От моей эйфории не осталось и следа. В глубокой печали я смотрел на то, что сделал с этим уникальным созданием представитель «человека разумного».

К счастью, семь дней спустя вывелись новые матки, которые сформировали три новых роя. Они хорошо развивались и теперь являются частью моего проекта по восстановлению дикой популяции пчёл.

В последнее время быстро растёт международное движение людей, желающих заботиться о пчёлах так, как это задумано природой, позволяя им полностью сохранять целостность своего бытия и уважая их право на собственную эволюцию. Когда я впервые встретил Жаклин и Сьюзан на конференции «Учимся у пчёл» в Голландии, я сразу же понял, что они тоже выбрали путь, который ведет к тому, чтобы помочь пчёлам жить так, как задумано природой.

Жаклин и ее муж Джозеф приехали погостить на некоторое время в моём доме недалеко от Шварцвальда в Германии. Я тогда как раз приобрел мощную видеокамеру, которая используется для микрохирургии, и мы сразу же подключили её, наблюдая за тем, как пчёлы выполняют свои ежедневные задачи и как они живут в моих колодах — «стволах Шиффера». На экране каждая пчела была размером с ладонь, все детали были видны чётко и ясно. Мы восхищались тем как пчёлы упорядоченно общаются друг с другом и с другими насекомыми—обитателями улья, и тем как они все вместе работают в мире и гармонии.

Сьюзан поймала меня во время обеденного перерыва на Конференции и показала мне фотографии своих сапе́ток (плетёных ульев из тростника или веток) и деревянных колод. Плетение ульев это дело большой любви и огромного терпения. Содержание пчёл по методам естественного, сохраняющего пчеловодства требует большого труда, знаний и самоотдачи. Я сразу распознал в Сьюзан родственную душу, которая, как и я, была готова идти, не сворачивая, и отринуть общепринятые нормы, чтобы помочь медоносным пчёлам, которым во всём мире сейчас приходится нелегко.

Мне было очень приятно, что эти две вдумчивые и заботливые женщины так любящие пчёл, после конференции стали активно использовать результаты моих исследований в основе своей работы, полностью перестроив технологию пчеловодства под то, что нужно пчёлам.

Нам, людям, нелегко позволить пчёлам направлять наши знания, но это нам нужно сделать, чтобы понять, чего же хотят пчёлы. Эта книга — важный вклад в мир пчёл и людей. Пчёлы — это нечто гораздо большее, чем мёд, который они производят. Страницы этой книги раскрывают то, что обычно скрыто или незаметно для большинства пчеловодов. Чтобы увидеть эти скрытые чудеса улья, мы должны научиться видеть глазами сердца. Только истинная любовь к природе и медоносной пчеле может помочь раскрыть эти секреты.